|Библиотека имени Левина|

14:14 

|Пепел, Имс/Артур, PG, ангст|

Fuck.My.Mind
ЭнЦэпшн ©
Name: Пепел
Фандом: Inception
Рейтинг: PG – в кадре ругались матом. Ещё в кадре курили и рекламировали Капитан Блэк
Жанр: ангст
Дисклеймер: Кристофер Нолан
Пейринг: Имс/Артур, есть он там
Предупреждение: ООС, АУ, сомнительный сюжет с претензией на гениальность. А ещё я глумлюсь над Артуром. Много.
От автора: все любят День сурка =D Я тоже.

Что можно было сказать об Артуре со стопроцентной точностью – он был человеком очень занятым, и тут уж ничего не поделаешь, ведь его профессия просто обязывала его к переработке тонн информации, без которой ни одна миссия не обошлась бы (а это все-таки приятно осознавать). О таких говорят «у него каждый вдох по расписанию», но тут вышла незадача – позволить такую роскошь, как трата времени на ведение ежедневника Артур не мог.
Как печально.
Артур посмотрел на циферблат наручных часов – аккуратный шрифт показывал 6 марта. Это было пятнадцатое по счету 6 марта в жизни Артура – одно и тоже 6 марта. Раньше он думал, что временная петля бывает только в кино. Как показала практика – чертовски ошибался.
Но он был профессионалом, а любой профессионал должен уметь находить выход из сложных ситуаций – а именно такой данная ситуация и являлась. Конечно, первым делом Артур кинул кость. Результат его не удовлетворил: тотем сообщал ему, что все происходящее есть ни что иное, как реальность. По правде говоря, никогда ещё Артур так сильно не хотел ошибаться.
У него было около 360 часов, за которые он настолько хорошо выучил происходящее вокруг, что мог совершенно спокойно заниматься самокопанием, не вызывая подозрений.
Хотя можно было бы выбрать менее неспокойный день для повторения его из раза в раз – Артур никогда не любил автомобильные погони. И сорвавшиеся операции тоже: странно, но что бы он ни делал, все снова и снова шло не так.
И это раздражало больше всего.
Сейчас Артур терпеливо ждал, пока Кобб подключит новую (хотя какую уж теперь новую) мишень к П.А.С.И.В. Ждал и считал секунды до грохота пулеметной очереди, которая вот-вот раздастся снаружи.
…пять. Кобб успевает протереть запястье бессознательного владельца какой-то крупной фирмы спиртом.
…четыре. Имс делает затяжку, выпуская дым в открытую форточку.
…три. Пепел летит вниз на пыльный подоконник.
…два. Ариадна заправляет за ухо выбившуюся прядь.
…один. Секундная стрелка медленно плывет вверх.
Выстрелы не заставили себя ждать, и застывшее было время, словно стараясь наверстать упущенное, побежало в два раза быстрее обычного. Осколки стекла разлетаются в разные стороны – дальше вниз по пожарной лестнице, шесть пролетов под свистящими пулями. За эти пятнадцать раз Артур выучивает место расположения противников наизусть, ни один патрон не приходиться мимо цели.
Но когда они в трясущемся фургоне гонят по ночному городу, когда их заносит на поворотах, а колеса скользят на промерзшей дороге, и когда вокруг свищут, разбивая окна машины, пули – тогда даже пятнадцати раз кажется мало.
И Артур снова не успевает поймать момент, когда фургон во что-то врезается, и не успевает удержаться на ногах, а значит – мир снова погружается в темноту.
На часах 6.30 утра. 6 марта 2010 года.
- Да чтоб вас всех…- уже беззлобно изрекает Артур. На шестнадцатый раз сил злиться уже не хватает. Вместо этого он решает провести время более благотворно и ищет рубашку – та находится с первой попытки, так как она все там же, где и шестнадцать раз до этого – на спинке кресла. Пачка «Captain Black» лежит рядом, и вообще-то не имеет к Артуру никакого отношения, не считая, разве что, того, что теперь его дымом пахнут все рубашки Артура (и это в том числе). На этот раз ему слишком лень звонить Имсу и сообщать, что он больше не намерен терпеть признаки чужого нездорового образа жизни рядом с собой – все равно это неправда, и, если все так дальше продолжиться, Артур вынужден будет терпеть Капитана рядом с собой до скончания своих дней.
Если он наступит.
Оказывается, вкус шоколада действительно остается на губах. Какой милый привет из детства – сигарета с шоколадом, все дети любят шоколад.
Господи, нужно выбираться отсюда – ещё немного, и он сойдет с ума.
Телефон все-таки звонит, и это первое разнообразие за эти шестнадцать одних и тех же дней.
Открывая глаза в следующий раз – 6.30 утра 6 марта – Артур задумывается о том, чтобы начать менять реальность. Если это реальность.
Мобильник звонит долго – Артур бросает его в номере, думая, что Имс вряд ли обидится, так как уже завтра ни черта не вспомнит. Хотя Артур уже давно не говорит «завтра», он говорит – «в следующем сегодня».
Пока он бездумно бродит по городу, 6 марта преследует его: лицами людей, которых он встречал по дороге на место встречи, тот самый владелец фирмы, машина которого стоит на светофоре, даже, черт её возьми, та самая дорога, покрытая коркой льда.
Артур засовывает замершие руки в карманы пальто, левой рукой нащупывая измятую пачку сигарет и полукруглые грани кубика, правой – холодную рукоять пистолета.
Он стоит посреди оживленного переулка, где-то в потоке вечно спешащих куда-то людей, и успевает поймать на себе взгляд молодой девушки, когда подносит оружие к виску.
Телефон в номере поет голосом Роже Цицеро.
На часах 6.30 утра.
6 марта 2010 совершенно точно не собиралось его отпускать.
За следующие двадцать раз Артур перепробовал столько способов самоубийства, что, узнай об этом Имс, ни за что не стал бы обвинять его в отсутствии фантазии. Но каждый раз итог был один – на часах высвечивалось 6.30 утра, и все начиналось заново.
Артур сбился – он уже не помнил, сколько раз просыпался в одном и том же дне.
Какое идеальное воплощение консерватизма.
Сейчас Артур сидел в небольшой съемной квартире и выслушивал последний инструктаж Кобба перед заданием, который мог рассказать наизусть. Как бы это глупо не звучало, но он все-таки решил сходить на задание – скука взяла свое. Хотя о чем тут говорить, если он даже все сегодняшние издевки Имса выучил – не специально, конечно.
- Эм…Артур, ты слушаешь?
- Да-да, я страхую тебя, пока ты взламываешь сейф, а Имс отвлекает Батлера под видом секретарши – любовницы, - по правда говоря, у Артура в этот момент было настолько скучающее выражение лица, что если бы ему кто-то рассказал – сам не поверил бы.
А судя по тому, что у Дома на лица был полнейший ахуй, Артур сделал логичный вывод – эту фразу Кобб только собирался сказать. Слово в слово.
Пока Кобб крутил волчок, Артур наслаждался изменениями в сегодняшнем дне.
- Итак, ближе к…
«К черту операцию, давайте в боулинг».
Операция прошла по плану – то есть была провалена. Действительно, лучше бы в боулинг.
Когда Артур спустился в холл гостиницы и застрелил девушку с ресепшна, он сделал это безо всякого злого умысла – ему важно было знать, как отреагирует 6 марта на такие изменения. 6 марта, очевидно, настолько ушло в транс, что даже забыло преследовать Артура – ему заломили руки полицейские и отправили в комнату допроса, искать мотивы.
Мотивов не нашли, а наутро Артур проснулся в гостиничном номере, и на часах было 6.30 утра.
Выходя на улицу, он по инерции извился перед застреленной во вчерашнем сегодня девушкой – та похлопала длинными ресницами и, наверное, простила.
Артур не помнил, какое сегодня по счету он проживает, но то, что он пересек тридцатку – это точно.
Пепел летит вниз на пыльный подоконник. Ариадна заправляет за ухо выбившуюся прядь.
Тишину разрывает грохот выстрелов.
Гонка сверху вниз сквозь осколки стекла и свист пуль. Скрежет колес по льду и мгновение боли от удара – словно его окунули в расплавленное олово.
На часах 6.30 утра.
Артур тянется к телефону. Он не знает этого, но его нервов хватило ровно на 63 сегодня.
Имс приезжает спустя пятнадцать минут после звонка – наверное у Артура был до того дрожащий голос, что имитатору даже в голову не пришло о чем-то спрашивать.
За это пятнадцать минут Артур успевает выкурить шесть сигарет и раз двадцать бросить кость, впрочем, уже слишком бесполезную.
Имс обещает сводить его к доктору, обещает сквозь шепот и поцелуи, сквозь вкус шоколада на губах и запах сигаретного дыма. Он, конечно, не знает, какую ужасную вещь сделал – дал Артуру надежду на завтра.
Надежда рушится, когда утром часы показывают 6.30 утра 6 марта 2010 года.
Артур не считает секунды, пока Кобб протирает запястье мишени спиртом, и не следит за движениями рук Ариадны, но с точностью угадывает момент, когда снаружи слышится первые выстрелы.
Стекло взрывается миллионами отражающих свет тусклой лампы брызг, цепляется за кожу – Артур только сейчас замечает капли крови на своих пальцах – порезался, пока выпрыгивал на лестницу.
Гонка под свистом пуль, сверху вниз, ступеньки сколькие, и если заглянуть в окна, можно увидеть людей…
Стоп, о чем он, черт возьми, думает. Ах да. Сверху вниз под стеклянными брызгами, не запутаться в пролетах и запрыгнуть в фургон. Они газуют, скользят по льду, пули разбивают стекла и оставляют дырки, пролетая сквозь бока машины. Что-то было не так.
Артур чувствует, как фургон резко тормозит, чувствует боль и теряется в темноте.
Когда он открывает глаза, перед ним лишь подернутое рассветом и реденькими облаками небо, звезды уже скатились с него, но полутьма еще держится, и солнце лишь чуть выглядывает лучами из-за горизонта. Больно, а еще что-то мешает дышать, и…
-..эй, ты очнулся? – никогда в жизни Артур не был так рад слышать Имса, - Подожди немного, сейчас…
- Число какое? – спрашивает он, хотел громко, а получилось тихо и хрипло, а еще побурливая чем-то в легких. Судя по привкусу во рту и желанию откашляться – кровью. К черту, Имс, не отвечай. Он и так знает – завтра наступило.
- Как сильно ты ударился головой?
Сверху медленно опускается снег. Похож на пепел.
Что-то было не так. Не было пепла на подоконнике.
На часах 6.30 утра 7 марта 2010 года.
Или нет?

Вопрос: Оценка
1. +  15  (100%)
2. -  0  (0%)
Всего: 15

@темы: |other|

URL
   

главная